Блок объявлений
Друзья сайта

Український радіопортал - Украинский радиопортал

Первый форум сообщества радиолюбителей Одессы и Одесской области

Сайт клуба КОНТУР

Сайт Носівської СЮТ


И вот тут то произошло то, что заставило меня навсегда зауважать КАМАЗ

Работа с молодежью

 

   "Полевой день" - вид соревнований по радиосвязи. Заключаются они в том, что участники берут аппаратуру и выезжают на период соревнований "в поле" - куда-нибудь в такое место, где меньше помехи и лучше другие условия для проведения радиосвязи.       Поскольку для УКВ дальность связи при обычных условиях ограничивается пределами видимости и чуть дальше, то чем выше будет расположена радиостанция, тем дальше можно будет провести связь.

     Поэтому идеальным местом для выезда является какая-нибудь горная вершина , с которой во все стороны виден горизонт, или площадка в горах, открытая в сторону необходимого направления связи.

     В Советское время такие соревнования были очень популярны среди радиолюбителей и ежегодно проводился "Всесоюзный Полевой день", когда в соревнованиях могли участвовать все желающие . Проводился он под эгидой ДОСААФ, так как такие соревнования имели большое военно- прикладное значение.

      Я неоднократно участвовал в "Полевых днях", и хочу рассказать об одном из таких выездов.

      Соревнования проводятся следующим образом - команды выезжают в поле, занимают определенную позицию. Затем местоположение команды определяется по карте - навигаторов тогда не было- (широта и долгота с точностью до секунд), и по этим данным определяется так называемый QTH-локатор - по другому, код квадрата на карте, по которому можно с приемлемой точностью определить местоположение станции. Код этот состоит из двух заглавных латинских букв сектора земной поверхности размером 10х20 градусов, в котором находится станция, затем номера одного из квадратов размером 1х2 градуса на территории этого сектора (большой квадрат QTH), далее определяемого двумя буквами так называемого малого квадрата квадрата размером несколько угловых минут, входящего в этот большой квадрат, и так далее с все уменьшающимися вторым и далее малыми квадратами, в зависимости от необходимой точности. Для соревнований указывались сектор, большой и один малый квадраты QTH.

Выгладит этот код, например, для Казани LO45NR, для Москвы KO85TQ. Во время соревнований участники обмениваются своими QTH локаторами, номером связи и слышимостью, и затем при составлении отчетов по ним определяют расстояние, на которое удалось провести связь. Выигрывает та команда, которая наберет наибольшее количество баллов, зависящее от количества проведенных связей и расстояний между радиостанциями.

Поэтому определение места, с которого будет вестись работа, очень важно - во первых, заранее нужно было определить его QTH локатор, что в отсутствие навигаторов было довольно трудно сделать, во вторых, нужно было проверить выбранное место на отсутствие каких либо помех радиоприему и открытость направлений, в которых будет вестись связь.

Соревнования эти обычно проводились где то в начале - середине августа. Те, о которых я хочу рассказать, проходили примерно в году 1985-86, перед самым началом перестройки, когда ДОСААФ был еще довольно мощной организацией и имел солидные технические средства.

После споров мы решили выехать в горы, на перевал Тахтакарачай, расположенный между Самаркандом и Шахрисябзом, вернее, Китабом. Высота этого перевала в седловине примерно 1700 метров, однако гряда , через которую он проходит, по сторонам от перевала доходит до 2000 метров и выше. Если ехать из Китаба в сторону Самарканда, на гребне перевала - широкое плато, справа на котором у старой трассы перевала расположена вышка телевизионной станции. Мы собирались расположиться недалеко от нее, при возможности запитать аппаратуру от их сети, и работать оттуда.

Дней за 15 до соревнований начальник спортивно- технического клуба выделил нам свой УАЗик , и мы поехали на "рекогносцировку". Расстояние от нашего города до перевала было довольно значительным - примерно 140 км, поэтому выехали утром и часов в 10 были уже на перевале. До станции от трассы Большого Узбекского тракта, который проходит через перевал, где -то около 600 метров, к ней тогда шла довольно хорошая , асфальтированная дорога . Приехав на станцию, мы нашли там ее начальника смены, попросили разрешения разместится рядом, и после его согласия - вышли на облюбованное место и включили контрольный приемник. Однако нас постигло разочарование - работавший телевизионный передатчик на нужных нам частотах создавал бешенные помехи, что было неудивительно при его мощности в 150 квт.

Увидев наше разочарование , техники станции посоветовали проехать еще дальше "пару километров" по гряде, предупредив, что как только мы отьедем от станции, будет довольно сложный и опасный для проезда участок, а дальше пойдет довольно хорошая дорога по плато, и слева будет площадка, открытая на северо - запад - север - северо - восток, что нам и было нужно. Южное направление нас интересовало мало, так как в ту сторону были высокие горы, за которыми находился уже Афганистан

Все оказалось так, как они нам рассказывали. Нашли площадку, которая оказалось расположенной так, как нам нужно было, более того, была в чрезвычайно живописном месте, да и сама поросла высокой травой и была усеяна цветами. С западной стороны площадки ее торец шириной метров 30 обрывался отвесным обрывом в пропасть метров 300-400, с угрюмыми валунами и скалами внизу, сама площадка была расположена в направлении с запада на восток, длиной метров 150-200, ширина по всей длине от 25 до 35 метров, и самое главное, она была без особого  уклона в какую - либо сторону. С юга , со стороны плато и дороги - невысокий гребень, покрытый валунами , метров 5 высоты, скрывавший площадку , зато полностью открытое пространство на северо - запад - северо восток. С северной стороны шел довольно крутой, не менее 60 градусов склон, вдоль которого слева вниз шла трасса, а по ней каскадом - три пионерских лагеря. Самый ближний из них был практически под нами, метрах в пятистах ниже, и в бинокль можно было рассмотреть его территорию, бассейны, спортплощадки, жилые корпуса, и даже лица детей.

Проверили на помехи, ничего не обнаружили и остановили свой выбор на этом месте. Отметили положение на карте и вернулись домой.

Начался этап подготовки техники, оборудования и инвентаря к выезду.

Подготовка к выезду - не такое простое дело. Если с техникой все ясно - ее начинали готовить еще за полгода до соревнований (вся приемо-передающая аппаратура и антенны у нас были собственного изготовления) и к этому времени все было готово, то с инвентарем и "системой жизнеобеспечения" было посложнее. В горах ночью холодно, а значит, нужны палатки и спальные мешки, кроме того, выезд продолжался не менее трех дней, команда состояла из 6 человек (три оператора и три помощника для установки антенн и погрузки выгрузки) - нужно было рассчитать рацион питания и закупить продукты. ДОСААФ обеспечивал суточными, однако покупать все нужно было самим.

С палатками и спальниками вопрос решили через областной отделе Общества туристов (точное название этой общественно- спортивной организации я сейчас не помню), один из нас был в хороших отношениях с его председателем, и потому тот выделил нам три двухместных падатки и шесть спальников в комплекте, а под аппаратную взяли большой кусок красной парусины метров 6х4 размером, шесты, колья и веревки для растяжек.

За день до выезда закупили картофель, лук и другие овощи, рыбные консервы, взяли с собой паяльную лампу и треногу к ней, котелок и по коса (узбекская большая посуда для супа и вторых блюд, вроде большой пиалы) на каждого, ложки, пару ножей.

Также взяли пять тридцатилитровых молочных бидонов для воды - на гребне то воды не было, предстояло набрать ее перед подьемом, пять двадцатилитровых канистр с бензином для заправки бензоагрегата (электростанции).

Каждому участник было сказано, чтобы кроме обычной одежды имел с собой свитер и куртку, так как погода в горах не всегда предсказуема.

Все взяли на работе отпуск без содержания на два дня (соревнования проходили с ночью с субботы на воскресенье, однако выезжали мы в четверг, так как нужно было добраться до места, разместиться там, установить антенны и аппаратуру и настроить их.

Наконец, наступил день выезда. Поскольку у нашего СТК не было автомашин, способных доставить шесть человек и груз в горы, нам выделили обычную ГАЗ-53, оборудованную для перевозки людей, на которой мы едем в Шахрисябз, и там в автошколе ДОСААФ перегружаемся в их полноприводный КАМАЗ (военные называют его "Крокодил"), который и доставляет нас до места.

Выезжаем в семь часов утра и в половине девятого мы уже в Шахрисябзе. Идем на рынок, закупаем скоропортящиеся продукты - мясо, яйца, хлеб , перегружаемся и после обеда, примерно в час дня выезжаем в горы.

Едем из Шахрсябза в Китаб, проезжаем мимо Китабской геофизической обсерватории - таких на земле было в то время три, расположены они были на одной широте , одна в Англии, вторая в Японии и третья в Китабе, в их задачу входил постоянный контроль широт и некоторрые другие измерения параметров Земного шара, проезжаем шлагбаум перед вьездом на перевал и начинаем подьем.

КАМАЗ идет ровно и спокойно, я сижу в кабине рядом с водителем, и хотя не раз ездил по перевалу, все таки, как всегда, с некоторой опаской посматриваю на обрыв справа от меня.

Дорога идет серпантином, местами обрыв достигает глубины до километра, правда , не отвесно, а с уклоном градусов в 75, но если туда сорваться - мало не покажется. А то, что сорваться вполне реально, видно по валяющимся внизу местами остовам автомашин, причем не таким уж и редким.

Примерно на двух третях или чуть меньше высоты трассы останавливаемся на довольно широкой площадке, где уже стоит несколько автомашин - здесь прямо из горы бьет родник вкуснейшей и холоднейшей, аж зубы ломит, воды. Около него всегда толпятся туристы и водители, набирающие фляжки и канистры воды, которая считается "очень полезной и целебной".

Ждем своей очереди набираем свои 150 литров, несмотря на ворчание других ожидающих. Вода идет достаточно сильно, так что это занимает минут 20.

Забегая вперед, скажу - я ездил по этой дороге уже после распада СССР, и сейчас это место лишено всякой экзотики и привлекательности - рядом с родником построено кафе- ресторан, и вода , раньше бившая струей прямо из скалы. сейчас поступает в трубы и из них уже в краны , из которых ее и набирают. А поскольку есть кафе и ресторан, место загажено отходами, которые в то время сбрасывались прямо вниз с обрыва. Знакомые, ездившие по трассе после меня, рассказывают, что безобразие с отходами вроде устранили, но тем не менее, прелести, присущей этому места , пока оно было "диким", сейчас нет.

Едем дальше, поднимаемся на вершину, сворачиваем в сторону телевышки, обьезжаем ее и, проехав валуны и ухабы на разрушенном старом перевале, выезжаем на дорогу, идущую к нашей точки. Доехав до места, выясняем неприятную вещь, которая нам при выборе не пришла в голову. а именно - если разгрузиться на дороге, то на площадку потом весь груз нужно тащить руками через гребень высотой пять семь метров, а груза у нас около полутонны. Конечно, ничего страшного, но, как свойственно всем людям, решили посмотреть - а нет ли на площадку вьезда.

Вьезд не нашли, и уже полезли разгружать машину, когда водитель, молча до этого сидевший в кабине и полчаса наблюдавший за нашей "деятельностью", поинтересовался - мы что, будем работать прямо отсюда, с дороги? Получив ответ, что нет, все нужно будет перенести на площадку, пожал плечами и спросил - а зачем вы тогда разгружаете машину?

Узнав о наших сомнениях, вылез из кабины, подошел к подьему, минуту его рассматривал, а потом попросил меня идти между валунами впереди машины так , чтобы он видел меня, строго на расстоянии трех метров. Честно говоря, я не понимал, что он собирается делать.

И вот тут то произошло то, что заставило меня навсегда зауважать КАМАЗ и вообще наш автопром - он развернулся, включил все демультипликаторы и блокировки, и направил машину прямо на эти валуны, через которые и человеку то пройти сложно, не то что машине!

И "Крокодил", как паук, спокойно перебирая своими тремя осями, полез по этим валунам, причем размер их был таков, что моя голова - а я стоял между валунами - находилась на уровне бампера машины! Вот тогда я и понял, зачем водитель послал меня впереди машины - он оценивал высоту валунов в сравнении с моим ростом!

Казалось, его колеса не вращаются, а он просто, перебирая ими как лапами, ползет вверх по валунам. Честное слово, если бы я сам не видел это своими глазами, я ни за что не поверил бы. что какая то негусеничная машина способна на такое!

Оказывается, способна...

Так. неспешно переваливаясь на амортизаторах, КАМАЗ перелез через гряду валунов и минут через пять стоял уже на площадке. Мы приступили к разгрузке.

Через полчаса все было разгружено, разложено, и водитель уехал, обещав вернуться в воскресенье после обеда.

Мы начали разбивать лагерь.

В первую очередь расставили жилые палатки, в которых разместили личные вещи всех участников, затем метрах в пятидесяти от лагеря установили электростанцию - чтобы не мешали звук работы двигателя и возможные помехи от системы зажигания.

В горах темнеет быстро, и потому решили антенное хозяйство и аппаратную разбивать на другой день, тем более что все устали и хотели есть.

Не стали ничего готовить, открыли тушенку, нарезали салат из купленных в Шахрисабзе помидор и огурцов с лучком, тушенку разогрели с луком и так поужинали, после чего , поскольку уже стало совсем темно, понаблюдали за звездами - а в горах при чистом небе звездный шатер - это нечто, ради чего только стоит туда подняться!

Небо как бы покрыто звездной пылью, так как воздух прозрачен и видны мельчайшие. невидимые с земли светила, а среди них идет дорога Млечного пути, собравшая в себе мириады звезд разной величины. И по всему куполу разбросаны звезды и планеты , снисходительно говорящие - вот мы - звезды, а вы кто?

Время от времени купол перечеркивает линия сгоревшего в атмосфере метеорита, а если долго рассматривать небо, можно увидеть медленно ползущий светлячок одного из бесчисленного количества космических спутников, запущенных на орбиту Земли. Я помню еще 1957 год, первые спутники, когда публиковались графики видимости их с Земли в том или ином месте, а сейчас практически в любое время при хорошей видимости ночью можно увидеть один из них - ползет такой светлячок по небу, вначале ясно видимый, потом тускнеет и совсем гаснет, зайдя в земную тень.

Мы так устали, что не стали запускать электростанцию, зажигать свет, а сразу, как только поужинали, решили лечь спать. Посовещавшись, решили, что сторож на ночь нам здесь не нужен - с дороги нас не видно и не слышно, а со стороны ущелья ночью навряд ли кто вздумает подбираться, легли спать.

Утром проснулись ни свет, ни заря - как только взошло солнце, а поскольку в восточной части горизонт и небосвод были открыты, взошло оно рано, часов в пять. Было прохладно, даже холодно, ткань палаток покрыта росой, как и вся трава вокруг. Все оделись в свои куртки и свитера, умылись , вскипятили чай и принялись завтракать. Позавтракали чаем с бутербродами, в смысле , хлебом с маслом и вареными яйцами, и принялись осматривать площадку уже при ярком солнечном свете.

Как я уже писал, размеры ее были где то 200х30 метров, с западной стороны она оканчивалась отвесным обрывом глубиной метров 300-400, а с восточной над ней возвышалась гора метров 100 высотой. площадка несколько понижалась в сторону востока, и около ее восточной оконечности, прямо у начала склоны горы, была воронка в земле, шириной метров 5-7 и глубиной метров 10-15. Я не помню точного названия подобных образований, однако образуются они в результате вымывания земли и нестойких пород водой во время таяния снега весной в горах, и затем через них вода поступает в водоносные слои гор при дождях и т.д, питая родники и истоки горных рек.

Вся площадка была покрыта ковром цветов. которые, впрочем, начали уже вянут и сохнуть - все таки стоял уже август.

Часам к 8-9 потеплело, воздух прогрелся и роса подсохла . Мы принялись ставить палатку под аппаратуру и устанавливать антенны.

Аппаратная получилась довольно большой, примерно 3х3 метра, в виде красной палатки. Внутри мы поставили два сборных стола, на которых разместили аппаратуру, принялись устанавливать антенны.

Хотя соревнования "Полевой день" предусматривают работу в течении 8 часов на двух диапазонах -144 и 430 мгц (2 метровый и 70- сантиметровый любительские диапазоны), обычно никто не удерживается от соблазна поработать в горах и на других участках, уже вне рамок соревнований, и берут с собой коротковолновую аппаратуру. Мы не были исключением, и взяли с собой трансивер на все любительские диапазоны с усилителем мощности на 250 ватт, и аппаратуру для спутниковой связи через работавший тогда советский радиолюбительский спутник РС-1.

Антенны для соревнований - остронаправленные многоэлементные на 144 и 430 мгц установили на вращающейся опоре прямо у входа в аппаратную палатку, так как их было необходимо вращать во время соревнований, коротковолновые антенны - штыревую длиной 10 метров на диапазон 7 мгц, длинноволновый диполь на 3,5 и 1,6 мгц установили на гребне метрах в пяти от аппаратной, на мачте диполя разместили комбинированную антенну GP на коротковолновые диапазоны 14,21 и 28 мгц.

Часам к 2 дня закончили с антеннами.

Развернули кабель, подключили аппаратуру, завели бензоагрегат и принялись опробовать и настраивать аппаратуру.

Первым делом чесались руки проверить коротковолновую связь. Поскольку договаривались о трафике с ребятами, оставшимися дома, в 15-00 вышли на связь с ними. На диапазоне 160 метров (1.8 мгц) нам никто не ответил, да и неудивительно - это ночной диапазон, и мощность на нем ограничена 10 ваттами, зато на 3,5 мгц на наше "Здесь УК9ЦВА/п, вызываем Уи8ц", сразу ответили несколько станций нашей области. Передали им, что на месте , все установили и расположились нормально, приступаем к настройке оборудования, получили в ответ пожелания успехов, и перешли на высокочастотные диапазоны.

Перед выездом договорились, что на КВ будем работать по очереди - микрофоном Володя УИ8ЦБ. а я - телеграфом. Сначала начали работу микрофоном, проверили диапазоны 20, 21 и 40 метров, везде была прекрасная слышимость, но отвечали сначала не очень. Затем я опробовал работу телеграфом, здесь результат был получше , все таки телеграфный сигнал имеет лучшую "пробиваемость". так мы и работали в эфире на КВ, меняя друг друга через час - полтора. К вечеру прохождение заметно улучшилось, темп связей нарастал, проходило до 4-6 связей в минуту. Таким образом мы работали часов до 8 вечера.

За это время ребята приготовили обед - (обедали мы где то часа в 4, так увлеклись работой ) сварив на паяльной лампе суп- шурпу по узбекски. Готовится он очень легко - берется побольше мяса, моется и варится на слабом огне (при начале закипания обязательно убрать пену, иначе суп будет невкусный и некрасивый) около часа. Одновременно с мясом в суп закладывается очищенная и нарезанная крупными кусками морковь, а когда вода закипит - кладется нарезанный мелко лук. Все это варится примерно час или полтора, затем в бульон добавляются нарезанный половинками картофель, нарезанные кольцами болгарский перец и помидоры , и все это варится до готовности картофеля на слабом огне.

Перед окончанием варки в суп добавляется зира, соль , и дав ему покипеть минут пять, суп снимают с огня и дают постоять минуты 3-5, после чего его можно подавать к столу.

При подаче мясо, картофель и морковь вытаскивают из бульона и едят, запивая бульоном из чашек - коса, с лепешками или хлебом.

Пообедав, я пошел отдыхать, Володя остался работать на станции, временами давая микрофон молодежи, участвовавшей в команде.

Где то часам к 8 вечера стемнело, мы включили освещение в палатке аппаратной, провели несколько десятков связей на КВ - и к этому моменту подошло время прохождения над нами спутника. который должен был "висеть" в зоне нашей радиовидимости минут 40-50.

Включаем спутниковую аппаратуру, и слышим на 28 мгц. сигналы любительских станций, работающих друг с другом через спутник. Минут 10 наблюдаем за ними, потом пробуем вызвать, однако ответа не получаем. Так и не удалось нам в этот выезд провести двустороннюю спутниковую связь, видимо, все таки что то было с передающей частью нашей аппаратуры или с антенной для спутниковой связи - мы, видимо, просто так и не "поймали" в ее створ спутник.

Хотя принимали мы другие станции вполне уверенно - прием велся на ненаправленную антенну.

После полуночи выключили аппаратуру и пошли отдыхать. Утром опять подьем в пять - полшестого, зарядка, чтобы согреться и размяться. умывание , завтрак . Часов в 10, когда мы уже собрались заняться подготовкой основной аппаратуры для соревнований, наши помощники закричали - Давидыч (так меня звала молодежь), к нам гости!

Оказывается, из расположенного внизу пионерского лагеря к нам поднималась группа детей с вожатым. Должен сказать, что подьем там довольной крутой, высота склона метров 500, и шли они к нам около часа или даже больше. Поднялись. Вожатый подошел ко мне и спросил, можем ли мы рассказать ребятам, что мы тут делаем - оказывается, их заинтересовала наша палатка и антенны, к тому же в ночное время, при зажженной внутри палатки освещении ее было видно как красный огонек на вершине.

При этом он втихую предупредил - сейчас они у вас будут просить пить, девчонок напоите, а ребят - можно не поить, если у вас мало воды . У нас поход на выносливость, они все имеют по литру воды во фляжках, но стараются ее не тратить.

Действительно, наши гости немедленно стали просить воды, мы их напоили всех,рассказали, откуда мы и что тут делаем, показали аппаратуру, дали послушать эфир желающим, после чего они сели отдохнуть в тени горы с южной стороны площадки, и через час стали спускаться назад.

Мы же занялись настройкой антенн и оборудования УКВ. Дело в том, что остронаправленные, с большим усилением антенны УКВ связи той конструкции, которая была у нас, требуют настройки после установки, так как чувствительны к расстоянию между антенной и землей и проводимости земной поверхности в месте установки. Поскольку здесь, в горах, все это отличалось от того, что было у нас в радиоклубе, пришлось провести настройку заново.

После настройки и проверки работоспособности УКВ оборудования, мы вновь перешли на работу на КВ диапазонах. Обедали в этот день "сухим пайком", то есть, консервами, хлебом, помидорами и огурцами, оставив приготовление горячего на вечер. Забегая вперед, скажу, что в этот день ребята соорудили так называемый "учак" - земляную печь, на которой приготовили плов по всем правилам, этот то плов и был у нас на ужин.

Проработали несколько часов на КВ, набрав не одну сотню связей - в этот день было хорошее прохождение, часа в 4-5 легли отдохнуть пару часов - предстояло работать в эфире с 12 ночи до 8 часов утра. В 8 часов вечера ребята нас разбудили на ужин, мы поужинали, попили чаю, и часов в 10 включили аппаратуру для прогрева перед работой - и тут же услыхали вызов команды из Бухары, которая так же сидела где то в горах слева от нас (туда разворачивали антенну для получения наиболее сильного сигнала). Связались с ними, договорились о трафике связи - соревнованиями разрешались повторные связи через каждые полчаса, стали слушать дальше, так же связались с Самаркандской командой.

Если бы мы знали, с какими приключениями пройдет эта ночь!

В 12 часов ночи начали работать, в эфир полетело: "Всем участникам соревнований, я УК9ЦВА/п, прошу ответить", немедленно связываемся с бухарцами и самаркандцами, начинаем вызывать других, медленно поворачивая антенну. Записываем угол, на который повернута антенна, если удается связаться еще с кем либо, для проведения повторных связей с ними через полчаса.

Медленно набираем связи и очки, все станции - в пределах 100-200 км от нас. И вдруг часа черз три работы - вызов от станции с Казахстанским позывным. Смотрим по QTH локатору - расстояние не менее 400 км! Вот удача!

Где то под утро, отработав свой час, я отдал микрофон Володе, а сам решил вскипятить чаю. Набрал воды в электрочайник (сеть у нас позволяла) вскипятил и уже хотел заварить, как вдруг меня привлекло какое то движение у входа в палатку, на земле.

Пригляделся - там сидел огромный паук - фаланга размером с чайное блюдцо, светло желтого цвета. и смотрел на меня своими немигающими глазами! От неожиданности я плеснул в него кипятком из кружки, в которой собирался заваривать чай, тот подскочил , перевернулся, подергал лапками и так и застыл.

Ничего не говоря Володе и дежурившему с нами одному из помощников, я взял ручной фонарик, выглянул из палатки - и не поверил своим глазам!

Куда бы я не наводил луч фонаря, отовсюду сверкали крупинки паучьих глаз, отражавших свет! Их там было не менее нескольких сот, весь гребень был усеян ими - но на площадке, где стояли наши жилые палатки, светящихся точек было не видно. Что делать, если вся эта братия вздумает ползти в нашу аппаратную?

Дождавшись, пока Володя закончит связь с отмеченными нами корреспондентами, зову его и показываю ошпаренного паука и ту уйму его собратьев, которые сидели наружи. К моей радости, ближе к нам пока никто не передвинулся, и точки оставались неподвижными.

Приходим к выводу - пауки нападать вроде не собираются. поэтому будем продолжать работу и наблюдать за ними на всякий случай.

Продолжаем работать в соревнованиях, время от времени посматривая, что там делают наши "гости". Некоторые из них подбираются ближе к палатке, но как то медленно и вяло, и останавливаются в пределах темного круга вокруг нее. Но в нашу палатку больше так ни один из них и не заполз.

Наконец, наступает утро, паки исчезают, и мы спокойно вздыхаем - но не совсем. Куда они делись? Не хватало еще с оборудованием и другим инвентарем привезти пару таких монстров в радиоклуб!

Фаланга, конечно, не ядовитый паук, это хищник с мощными челюстями, но они способны запросто прокусить кожу человека до крови, к тому же челюсти у них заражены трупным ядом, что может вызвать серьезные воспаления и осложнения в месте укуса.

В 8 часов, закончив связь и приведя в порядок документацию, идем разбираться- куда же все таки делись пауки? Оказывается - никуда не делись, а сидят почти под каждым крупным камнем. Оказалось, что на гребне их действительно сотни, если не тысячи, и в предыдущие ночи мы с ними не столкнулись только потому, что не лазили ночью по гребню и не включали освещение в палатке - аппаратной.

Но почему они были такие вялые и почему окружили палатку, но не лезли внутрь?

Вскоре , ближе к обеду, приехал наш КАМАЗ, и водитель, который был уроженцем горного кишлака, узнав о нашем происшествии, обьяснил - оказывается. сейчас пауки уже не активны, так как ночи похолодали, и им не хватает энергии для быстрого движения. Но все же шум станции и свет в палатку их активизировал, и они приблизились к раю светлого пятна , ожидая, что на свет полетят и поползут насекомые, а они их будут ловить там и жрать.

На площадку они не спускаются, так как там нет камней и негде спрятаться, кроме того, под высокой травой земля более холодная. Именно поэтому мы спокойно спали в палатках, и не получили никаких гостей в них в течении ночи.

Камни же греются днем под солнечными лучами и остаются теплыми в течении какого то времени после заката солнца, вот они и прячутся под ними.

Ошпаренного паука мы бросили в одну из освободившихся литровых банок, туда же - еще одного паука, которого поймали под камнем, схватив пинцетом. И тут произошло чудо - второй паук попытался схватить ошпаренного, тот вдруг ожил, и сначала отполз от собрата, а потом бросился на него ! Так они и дрались в банке, пока оба не подохли, по видимому. от нехватки воздуха, так как банку мы закрыли полиэтиленовой крышкой. Потом мы их так в банке и показывали начальству в спортклубе и знакомым, которые ахали и удивлялись гигантским размерам этих монстров.

Я, признаться, если бы сам лично не увидел их своими глазами, ни за что не поверил бы , что пауки-фаланги такого размера существуют.

Разобравшись с пауками, принялись грузиться, при этом я на всякий случай велел ребятам все внимательно перетряхивать и просматривать на предмет наличия пауков - кто его знает, залезет какой в щель в ящике, и потом будет лазить по радиоклубу , пугая всех!

Погрузились, и где то часа в два дня отправились в обратный путь. К вечеру добрались домой без переключений, усталые, но довольные проведенными в горах днями.

Предстояло разобрать аппаратные журналы, составить и отправить в судейскую комиссию отчет о проведенных соревнования, отправить QSL карточки всем, с кем были проведены коротковолновые связи - но это уже рутинная работа. которая длилась потом несколько недель.

    В тех соревнованиях мы по Узбекистану заняли шестое место из примерно 20 участвовавших команд. В общем, результат , конечно, не очень, но в данном случае как раз подходит изречение - главное - не результат, а участие!

Александр Рабин

https://cont.ws/@ralexd/901069

 


Популярное в разделе
  –  И вот тут то произошло то, что заставило меня навсегда зауважать КАМАЗ   12.10.2018
  –  Новые экспонаты экспозиции «Техника радиосвязи КВ и УКВ минувших лет»   27.08.2018
  –  В Одесской морской академии молодого радиолюбителя ждет романтика радиоспециалиста и моряка!   29.06.2018
  –  Ко Дню учителя: 44 года коллективкой US8IZM руководит Валерий Катков   05.10.2018
  –  Потратил на эту "чушь" лучшие годы жизни...   20.09.2018
  –  МОН пропонує 5 ключових змін позашкільної освіти    03.10.2018
  –  Техническая этафета в Мариупольском ЦНТТУМ   10.10.2018
  –  Октябрь молодежный   02.10.2018
  –  «Нащадки вільних» на Миколаївщині та Херсонщині   11.09.2018
  –  EX LAB ЗАПРОШУЄ ЮНИХ НАУКОВЦІВ!   24.09.2018
  –  Как начать работать цифрой   21.01.2017
  –  КАК СДЕЛАТЬ РОБОТА В ДОМАШНИХ УСЛОВИЯХ   22.01.2013
  –  Выставка 24 августа 2018   25.08.2018
  –  Рос я в атмосфере морской романтики   18.08.2018
  –  Я чувствую себя гораздо проще со своими товарищами по длинноволновому диапазону, чем с напыщенными ничтожествами, которые болтаются на 20 метрах   16.05.2018


 Информационный партнер: Сайт радиолюбителей Донецкой области    Мариупольский радиоклуб Маррад